Выбрать страницу

В этом году в Казахстане собрали более 22 млн тонн зерна. Куда затем девается «золотой» запас с наших полей, и как он хранится? Об этом в специальном репортаже NUR.KZ — один день из жизни главного инженера казахстанского зернохранилища.

Для посещения мы выбрали зернохранилище, которое «кормит» Астану, а точнее является одним из составляющих продовольственного пояса вокруг столицы – мы отправились в село Мариновка.

«Слышите, шум стоит? Это мы как раз переводим зерно на зимнее хранение. Вот этот силос у нас полный, зерно было засыпано в сентябре – внутри осталась температура того времени, 8-10 градусов.

В солнечный морозный день мы включаем вентиляторы и вытягиваем из емкости с зерном тепло, чтобы сравнять температуру с улицей. Если этого не сделать, внутри образуется конденсат, и зерно отсыреет», — рассказывает главный инженер «Ирченко Элеватор» Сергей Кривошеев.

Забота о зерне – его главная обязанность. Доверенный ему зерновой запас главный инженер должен сохранить в идеальном состоянии.

Приемка, оценка качества, сушка, очистка, хранение, отгрузка – на зернохранилище он контролирует каждый процесс и выстраивает работу всего предприятия.

«Свой рабочий день я начинаю с планерки с инженерами, механиками, начальниками участка. С утра я планирую целый рабочий день – какая бригада чем занимается. У нас 53 рабочих. Во время уборки, это сентябрь-октябрь-ноябрь, мы работаем практически сутками – в три смены.

Чтобы зерно не хранилось на полях или где-то на токах грязных, чтобы убрать до дождей. Если вагоны и машины с зерном идут круглосуточно, значит и мы так работаем – я контролирую все процессы от и до», — рассказывает Сергей.

ЩУП НА КАЧЕСТВО

Первое, куда попадает зерно при поступлении в зернохранилище – лаборатория. Машина с ценным грузом останавливается возле здания, где просматривается через онлайн камеры, а автоматизированный щуп словно большая цапля берет горсть зерна для анализа.

Главный инженер заходит сюда несколько раз в день, чтобы убедиться, что работа идет правильно. Заведующая лаборатории засыпает немного зерна в специальный аппарат.

«Он показывает протеин, влажность, крахмал и клейковину. Так мы определяем качество зерна. Также мы узнаем, сухое оно или влажное, нужно ли его очищать от сора и примесей.

Затем машина отправляется на весовую. У нас это электровесовая – информация о машине, ее марке и весе передается на компьютер, так высчитывается чистый вес зерна», — говорит Сергей.

ЧТОБЫ ГОРЕЛИ ЛАМПОЧКИ

Один из особо контролируемых работников элеватора – оператор, распределяющий зерно.

«Работа оператора — одна из самых важных. Машина выгружается в одну из двух завальных ям. Каждая из них принимает до 100 тонн в час. Из лаборатории оператору подается сигнал, что делать с зерном», — рассказывает главный инженер.

Данные о прибывшей зерне Сергей «достает» из компьютера и отправляется к оператору сверять, верно ли он направил ценный продукт – на сушку, чистку или сразу на хранение в силос.

«У нас лицензия на приемку пшеницы, ячменя и масляничных культур. Вот здесь лампочки включены – мы видим какая задвижка открыта, какой транспортер работает. Все движение зерна можно отслеживать и с компьютера. Если здесь что-то неправильно сделают…»

То это катастрофа, договариваем мы за инженера. Если случайно смешать зерно разного класса, то не поможет уже ни одна Золушка. Поэтому контроль и еще раз контроль.

ИТАЛИЯ, ИСПАНИЯ И АРГЕНТИНА ДЛЯ КАЗАХСТАНА

Оборудование на «Ирченко Элеватор» считается одним из самых качественных в Казахстане.

«В 2014 году АО «Казагрофинанс» профинансировало закуп оборудования производства Италии, Испании и Аргентины – оно очень дорогостоящее. Мы купили 8 силосов — единовременно в них можно хранить до 40 000 тонн зерна.

Вот у нас еще аргентинская сушилка. Она работает на газу – мы ушли от солярки. Объем сушилки — от 30 до 40 тонн в час. Сушилки у нас две.

Они полностью автоматизированы – мы нажимаем лишь кнопку подачи газа. Они имеют три степени защиты от утечки», — воодушевленно рассказывает Сергей.

Элеватор принимает зерно уже третий сезон и работает без поломок – оборудование, по словам инженера, долговечное и прочное.

Еще одна гордость – 6-метровая башня для очистки зерна с машинами «Petkus», очищающими 120-150 тонн зерна в час.

«Внутри все должно вовремя смазываться, нории должны вовремя натягиваться – это все инженерная работа. Перед очисткой зерна в машинах мы выставляем определенные решетки — под ячмень, под пшеницу, масляничные культуры», — рассказывает герой нашего репортажа.

ДОРОГОЕ ОБОРУДОВАНИЕ НЕ КАЖДОМУ ДОВЕРИШЬ

Пришло время отгружать – чистое и сухое зерно уезжает на автомобилях или в вагонах россыпью или фасованное по мешкам. Инженер ведет нас в цех фасовки – он автоматизирован.

«Здесь работают два оператора — за 2 часа грузится вагон. Когда вагон встает на пути, компьютер обнуляет его вес и сам считает, сколько мешков он скинул и какого веса. Это испанское оборудование, дорогое — не каждому доверишь.

Работника надо обучить и постоянно контролировать. Как он работает, как ставит мешки, как улучшить его работу. Второй аппарат у нас тоже «нежный» — он вешает этикетки и прошивает мешки. Здесь я также слежу за качеством ниток – порванная нитка грозит простоем вагонов», — говорит Сергей Кривошеев.

Каждый свой рабочий день главный инженер заканчивает кабинетной работой – он собирает данные с каждого участка, оценивает объемы, подводит итоги, отмечает ошибки и поломки.

Уже с вечера он планирует новый день предприятия, чтобы снова продолжить работу по сохранению «золотого» запаса для казахстанцев.

Источник: Nur.zh

Нужно больше информации?

Сделать запрос
Subscribe To Our Newsletter

Subscribe To Our Newsletter

Join our mailing list to receive the latest news and updates from our team.

Marketing Permissions

You have Successfully Subscribed!

Share This